Будьте всегда 120 на 70!

Содержание

ИноСМИ: Можно ли вылечить аутизм?

2 апреля – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. Накануне этого дня мы предлагаем вашему вниманию статью из британской газеты Daily Mail «Излечим ли аутизм»? Это несколько историй, несколько точек зрения.

Джейми Робертсону сейчас 11 лет

Это пройдет!

Как и все молодые родители, Рона и Кристофер Робертсон были очарованы своим малышом. Они не находили ничего страшного в том, что он преодолевал рубежи нормального для своего возраста развития чуть позже своих сверстников. Но когда Джейми исполнилось два года, родители забили тревогу.

«Сын начал ходить в 18 месяцев, что, конечно, немного поздно, но говорить он так и не научился, – вспоминает Кристофер, консультант по маркетингу из Кембриджа. – Он мог выучить новые слова, а затем вновь забыть их. Он не общался с окружающими, мы не могли наладить с ним зрительный контакт и он любил бегать по комнате взад-вперед».

Их семейный врач и прочие специалисты в один голос твердили, что у Джейми просто позднее развитие – это случается у мальчиков.

Но когда Джейми исполнилось три года, а он так и не заговорил, Робертсоны сводили его к психологу проверить на наличие аутистического расстройства. «Да мы уже почти и не сомневались в этом», – говорит Кристофер.

У малыша нашли тяжелую форму аутизма – нарушение развития, порождающее проблемы с коммуникацией и обучением. Принято считать, что такое бывает у одного ребенка из ста, и чаще у мальчиков, нежели у девочек.

«Расстроились мы очень сильно, – вспоминает Кристофер. – Нам сообщили, что Джейми никогда не сможет пойти в обычную школу, что от аутизма нет лекарств, что все, что нам остается – это пытаться решать свалившуюся на нас проблему самим. Это было не просто горькой правдой – теперь я знаю, что это не было правдой вообще».

Аутизм не приговор

Джейми, которому сейчас 11 лет, разрушил все опасения и не оправдал ни одного предсказания. В четыре года он пошел в первый класс обычной подготовительной школы (в Великобритании дети идут в школу в 4,5-5 лет – Д.С.), где получает неплохие оценки. Его родители и учителя надеются, что все у него и дальше будет хорошо. В школе у Джейми есть друзья, а сам он был выбран секретарем школьного совета. Недавно он научился играть в «Монополию».

Робертсоны принадлежат к тем людям, кто верит, что аутизм – это не приговор на всю жизнь, а лишь болезнь, поддающаяся лечению.

Так можно ли вылечить ребенка от аутизма? «Мы, конечно, встречались и с теми, кто, несмотря ни на что, думает по-другому и считает, что в этой ситуации нельзя ничего поделать, но продолжали отстаивать свое мнение, – говорит Кристофер Робертсон. – Аутизм – сложное состояние, и я не стал бы использовать слово “лечить”. Я верю, что дети могут полностью восстановиться. Думаю, что такое возможно, мы просто не знаем, как».

Можно ли вырасти из аутизма?

Джейми оказался очень музыкально одаренным мальчиком. Он играет на пианино, контрабасе, синтезаторе и органе

По данным Национального общества исследования аутизма (National Autistic Society), в Англии сейчас насчитывается около 500 тысяч людей с расстройствами аутистического спектра. Важнейшие его признаки – нехватка социального инстинкта, интерес к вещам, которых в обычной жизни не заметишь, трудности с речью и нахождение удовольствия в рутине и постоянном повторении. У людей, страдающих аутизмом, присутствуют все симптомы, но у состояния бывают разные степени тяжести.

Люди с аутизмом часто талантливы. Например, они проявляют себя в математике или музыке. Принято считать, что так мозг «компенсирует» недостаток чего-то одного успешным продвижением в чем-то другом. Хотя многие эксперты считают, что аутизм – это на всю жизнь, так как обусловлен генетикой, исследования в этой области показывают, что некоторые дети могут «вырасти» из этого состояния. В прошлом году в Англии проводилось исследование, в котором приняли участие почти 1,5 тысячи родителей детей-аутистов, и треть опрошенных заявили, что их дети уже не больны.

Эксперты полагают, что часть этих случаев может быть объяснена тем, что некоторым детям был поставлен неправильный диагноз. другая часть выздоровевших – дети с самыми слабыми проявлениями недуга.

Много надежд сейчас возлагается на исследования в области поведенческой терапии аутизма, которые активно ведутся в последнее время. Профессор Саймон Барон-Коэн, психолог Кембриджского университета и один из лучших британских экспертов по этому вопросу, недавно сказал: «Люди с аутизмом абсолютно такие же, как и остальные, и их возможно обучать. Это может изменить природу их мозга, поскольку пока ребенок учится, сам этот процесс делает возможным изменения в его мозге».

Ричард Миллс, директор по науке в благотворительном фонде исследования аутизма Research Autism, говорит: «Так происходило и прежде. В детстве человеку ставится диагноз “аутизм”, а потом, когда он вырастает, этого диагноза уже нет – мы только до сих пор не можем выяснить причину этого. Быть может, все дело в хорошем, поддерживающем окружении. Однако нельзя показать на что-то и сказать, что именно здесь корень всех зол».

Папа за ПАП

Кристофер Робертсон говорит, что наиболее эффективной для его сына оказалась методика Прикладного анализа поведения (Applied Behavioural Analysis, сокращенно – ПАП). Разработанная в Калифорнийском университете, она использует систему вознаграждений, чтобы привить ребенку необходимые навыки и научить вести себя в соответствии с принятыми в обществе нормами. Под руководством опытных психологов ПАП-тренеры работают на дому в семьях, разбивая задания на кусочки и повторяя их снова и снова. Этой технике они обучают и родителей. ПАП может использоваться во всем – в обучении пользования туалетом, прохождении школьной программы, приобретении умения играть и общаться.

В три года Джейми начал проходить интенсивную программу ПАП, которая занимала 40 часов в неделю. «Мы потратили 50 тысяч фунтов на это, взяв их из своих пенсионных сбережений», – говорит Кристофер. – Но уже после года занятий, Джейми продемонстрировал такие результаты, что мы стали подумывать, что ему кроме нашего домашнего обучения нужно что-то еще». Помимо ПАП, Кристофер и Рона перепробовали массу других методик, что-то работало, что-то нет.

Мистер Робертсон полагает, что пребывание в обычной школе очень помогло Джейми. Когда тому исполнилось три с половиной года, родители сделали ему анализ на наличие ртути в крови: существует ряд исследований, доказывающих связь между повышенным уровнем этого металла в организме человека и развитием аутизма. Действительно, ртути в крови Джейми оказалось в шесть раз больше нормы, и ему стали давать препарат для выведения ее из организма.

Родители говорят, что именно тогда наступил переломный момент. Например, Джейми стал рисовать – то есть, делать то, чего раньше никогда не делал. В четыре года Джейми стал ходить в обычную школу 2 дня в неделю, в остальное время занимаясь дома ПАП. В семь лет начались ежедневные школьные уроки с помощником.

«Специальные школы дают очень упрощенную программу, они ориентированы на самый низкий уровень учеников, – говорит Кристофер. – Те выходят без аттестата о среднем образовании, адаптироваться во внешнем мире им очень сложно и, таким образом, жизнь в специализированном учреждении для них становится почти неизбежной. Я полагаю, таких детей нужно “выводить в свет”, чтобы научить их независимости».

Панацея или пустышка?

Родители считают, что сын делает успехи благодаря интенсивным занятиям по популярной сегодня методике поведенческой терапии

Но далеко не все считают, что аутизм настолько простое дело. Ричард Миллс, эксперт ассоциации Research Autism, говорит, что многие родители считают психологические методики – такие, как ПАП, полезными и эффективными, но предупреждает: находясь в состоянии стресса после получения диагноза, легко поддаться на разговоры о «чудесном исцелении».

«Эффект плацебо – очень мощный, – добавляет он. – Если вы видите, что все идет хорошо, продолжайте. Но будьте честны сами с собой, и если чувствуете, что что-то пошло не так, прекращайте. Существует очень много экстравагантных, а, зачастую, просто бесполезных способов лечения, от которых пользы ноль, зато стоят они очень много».

Национальное общество исследования аутизма также призывает родителей к осторожности. «Существует множество способов лечения, – говорит его представитель, – об эффективности которых мы до сих пор ничего не знаем. Лишь немногие методики могут похвастаться независимой научной оценкой».

Вот случай с Джун Кокс-Смит. Ее сын Эдвард (сейчас ему 15) проходил ПАП на протяжении четырех лет – с трех до семи. Вот что рассказывает его 58-летняя мама Джун, которая вместе с мужем Патриком и двумя детьми она живет в Айкшеме, графство Сассекс: «Это стоило 15 тысяч фунтов в год. Мне пришлось продать все свои драгоценности. ПАП стал непрерывной, тяжелой работой. Мы сидели и делали десятки попыток издать хоть один звук, немного отдыхали – и все начиналось сначала. Первые попытки были просто кошмаром, но спустя год поведение Эдварда стало намного лучше. В последующие два с половиной года мы научили его говорить. Это на самом деле потрясающее достижение!»

В течение следующего года, Эдвард научился читать. В шесть лет он пошел в обычную школу, где Джун была его ПАП-помощником. Но что-то пошло не так. «В школе Эдварду стало хуже, – говорит его мама. – Он не понимал, что происходит. Он привык работать один на один, а не сидеть тихо в группе других детей и слушать урок. Если меня не было рядом, он пугался и пытался сбежать.

Через восемь месяцев родители были вынуждены перевести сына в специализированную школу. Хотя Джун и признает, что Эдвард научился говорить и читать благодаря ПАП, теперь она полагает, что была излишне оптимистична относительно выздоровления ее сына: «Мы потратили тысячи часов, пытаясь обучить его таким предметам, как математика, география и история – все тщетно. Пытались обучить его играм. Но аутисты не играют. Была запущена целая пропагандистская кампания с рассказами об исцеленных детях – и мне так хотелось, чтобы все это оказалось правдой. Ты так хочешь помочь своему ребенку, что забываешь на время о собственном недоверии и скептицизме».

Кристофер Робертсон считает, что таких детей, как его сын, нужно знакомить с окружающим миром и дать им шанс быть независимыми

Сейчас Джун твердо убеждена: дети с аутизмом могут лишь научиться жить со своим состоянием, но улучшений в нем не будет никогда: «Ничто не может изменить их картину мира. Их мозг поврежден, и вы ничего с этим не поделаете. Если вы считаете, что ваш ребенок вылечился, значит, у него вовсе не было аутизма, – говорит она. – И еще. Я пришла к выводу, что пытаться “лечить” их вообще неправильно. Мой сын похож на мягкого славного медвежонка. Просто так случилось, что он немного другой».

Мы войдем в его мир сами

Многие родители солидарны с Джун: с годами аутизм их детей только ухудшается, и никаких улучшений в их состоянии не наблюдается.

Сыну Пола Стюарта Эндрю поставили диагноз «аутизм», когда ему было четыре года. «Пока ребенок маленький, его проблемы могут быть незаметны. Люди часто говорят: “Все нормально, вырастет”, – говорит Пол, учитель из Глазго. – Сейчас Эндрю 16, и его проблемы видны невооруженным глазом. Ведь люди ожидают от него большего, чем от 8-летнего ребенка».

Пол понимает родителей, которые никак не хотят смириться с диагнозом своего ребенка. «Они отдают детей в обычные школы в надежде, что там они станут “как все”, но это никогда не срабатывает. Хотелось бы, конечно, взмахнуть волшебной палочкой и сказать: “аутизма больше нет” – но это невозможно».

Пол с женой решили не тратить попусту время и деньги на методики, которые, скорее всего, не помогут. Они решили сами войти в мир Эндрю, и попробовать сделать так, чтоб облегчить его жизнь настолько, насколько это вообще возможно.

«Хуже всего Эндрю по утрам, – говорит Пол. – Сам он может надеть не те брюки, забыть деньги на школьный завтрак или свое пальто, забыть почистить зубы, и так далее. Поэтому мы придумали для него контрольный лист, по которому ему надо жить, и теперь в девяти случаях из десяти он все делает правильно. Но это происходит не потому, что он стал думать по-другому. Просто мы создаем соответствующие условия для того, чтобы он действовал правильно. Аутизм никуда не денется, и сын никогда не сможет что-то делать автоматически, как, скажем, я».

Эндрю сейчас ходит в специализированную школу, но посещает футбольные курсы в обычном колледже. У него много друзей в молодежной группе местной церкви. Его родители считают, что со временем он сможет жить независимо.

«Эндрю очень хочет быть самостоятельным, а я не смогу быть с ним вечно, поэтому, когда придет время, мы поселим его отдельно. У него будут помощники, он будет чувствовать себя комфортно и постепенно привыкать к жизни без нас», – говорит Пол.

Рецепт прост – отдать себя без остатка

Кристофер и Рона Робертсон, с которых мы начали рассказ, со страхом ждут времени, когда их сын станет подростком. Ведь он будет сталкиваться со все новыми и новыми трудностями. Они очень боятся, что в его состоянии наступит регресс и стараются сделать все возможное, чтобы предотвратить это.

«Проблемы уже здесь, и их надо как-то решать, что мы и делаем, – говорит Кристофер. – Мы знаем, что должны научить Джейми тем социальным навыкам, без которых жить нельзя. Не существует волшебной пилюли, и нельзя сказать, что наша формула подходит всем. Я боюсь лишь, что другие родители, выслушав все те неприятные вещи об аутизме, которые слушали мы, опустят руки, и у них не будет сил бороться. Я верю, что аутизм излечим, надо всего лишь отдать ребенку всего себя».

«Лечится ли аутизм?» – Яндекс.Кью

Врачи-неврологи в своей ежедневной практике часто сталкиваются с вопросами: что такое аутизм, излечим он или нет, поддается ли корректировке у детей и лечится ли это заболевание в более позднем возрасте.

Чтобы определить, вылечивается ли патология, необходимо знать источники и механизмы её возникновения.

Причины

Проблема ответа на эти и другие вопросы, касающиеся аутизма у детей, состоит в том, что медицинская наука ещё не определила точные причины возникновения заболевания. Пока известны только некоторые предпосылки, имеющие отношение к развитию болезни. Например:

  • наследственный фактор,
  • осложнения при беременности,
  • тяжелые роды,
  • болезни и интоксикация матери и др.

Но с точностью установить, как и почему именно произошло нарушение развития головного мозга в каждом конкретном случае, пока невозможно.

Как помочь ребенку?

Незнание причины возникновения патологии делает невозможным повлиять на этот процесс кардинальным образом. Поэтому официальная медицина утверждает, что аутизм пока неизлечим. Но в то же время врачи знают, как воздействовать на нервную систему пациента, чтобы минимизировать проявления заболевания.

Современные средства аппаратной и реабилитационной медицины могут существенно улучшить качество жизни ребенка с аутизмом!

Для того, чтобы помочь пациенту, необходимо комплексное воздействие на организм с помощью различных методов стимулирования головного мозга, а также формирования и развития необходимых навыков для полноценной жизни в обществе.

Методы терапии

Существует множество методов, влияющих на работу нервной системы аутиста:

  • Стимуляция головного мозга для активации необходимых зон, отвечающих на те или иные функции (транскраниальная магнитная стимуляция, вихревые поля).
  • Воссоздание утраченных связей между клетками и зонами мозга, изменение функционального состояния нейронов (рефлексотерапия, электростимуляция, КВЧ, массаж, ЛФК и др).
  • Приобретение новых или восстановление утраченных навыков, необходимых для жизни: речь, концентрация внимания, контроль поведения и эмоций, когнитивные процессы (метод биологической обратной связи).
  • Медикаментозная компенсация ресурсов и поддержка организма.
  • Работа с логопедом, психологом, психотерапевтом и другими специалистами.

Важно помнить, что лечение аутизма – длительный и трудоемкий процесс, требующий изменения образа жизни пациента на долгий период. Для достижения цели необходимо активное участие в лечении и реабилитации не только врачей, но и всей семьи ребенка.

Результаты

Итак, на вопрос, лечится или нет детский аутизм, ответить можно следующим образом. Медицина пока не знает способов вылечить болезнь до конца. Но в большинстве случаев возможно уменьшить проявления симптомов аутизма и улучшить функционирование нервной системы пациента.

Результатом терапии являются существенное улучшение состояния ребенка в следующих сферах:

  • Социализация – ребенок лучше контактирует с окружающими.
  • Речь – увеличивается словарный запас, ребенок лучше формулирует мысли.
  • Эмоции – прекращаются истерики, корректируется поведение.
  • Когнитивные способности – повышается любознательность, способность строить логические цепочки, делать выводы.

В случае своевременного обращения к специалисту большинство детей, проходящих курс лечения, успешно социализируются пределах семьи, имеют возможность обучаться по специализированным программам или даже в обычной школе вместе со здоровыми сверстниками.

Подробнее узнать о способах лечения и реабилитации детей с аутизмом можно в этой статье (ссылка)

Когда мой ребенок станет «нормальным»? Аутизм у детей в вопросах и ответах

Эксперт международного общественного объединения «Волюнтас» перечислила главные вопросы, которые задают родители детей с расстройствами аутистического спектра, и ответила на них.

«Важно понимать, что аутизм – это спектр: то, что помогает одному ребенку, может не помочь другому, а уж тем более – всем», – уверена исполнительный директор «Волюнтас» Галина Шварц.

Sputnik узнал, почему эти дети все время тревожатся, стоит ли бороться с особенностями их поведения и как родителям общаться с ними, если они не говорят.

Какие медикаменты нужно принимать детям, имеющим расстройства аутистического спектра?

«Аутизм не лечится лекарствами. Однако у такого ребенка может быть целый ряд сопутствующих заболеваний: эпилепсия, гастроинтестинальные проблемы, расстройство сна, тревожность, депрессия и так далее. Как лечить их – должен решать специалист, учитывая комбинацию расстройств и индивидуальную реакцию каждого ребенка», – рассказывает Галина Шварц.

Родителям стоит изучить все противопоказания, побочные действия препарата и наблюдать за ребенком, чтобы в случае чего обратиться к медикам за рецептом на другой.

«Так и с витаминами: любые из них могут быть опасны при неправильном употреблении, да и реакция организма может быть особенной. Все подобные вопросы надо решать на профессиональном уровне», – настаивает специалист.

Почему мой ребенок все время нервничает?

«Представьте: ранним утром вы узнали, что вечером вас хочет видеть начальник, а причина вам неизвестна. Так вот то тревожное состояние, в котором вы проведете день, сопровождает ребенка с аутизмом постоянно. Сохраняясь месяцами, тревога может вести к серьезным расстройствам», – проводит аналогию эксперт.

©
CC0 / pixabay / mintchipdesigns

На ребенка в общественных местах обрушивается огромное количество сенсорных ощущений: цвет, свет, звуки, запахи; дети с аутизмом нередко реагируют на это болезненно

Для детей с аутизмом очень важно создать такие условия, при которых они чувствуют себя в безопасности, поэтому им нужно знать, что будет происходить с ними каждую следующую минуту; им нужна рутинность и предсказуемость действий.

«Один отец обратился к нам с вопросом: в магазине дочь бросается на пол и устраивает истерику, как это прекратить? Мы посоветовали для начала не планировать многочасовой шоппинг в огромном супермаркете, где на ребенка уже при входе обрушивается большое количество сенсорных ощущений: цвет, свет, звуки, запахи.

Затем надо поставить четкую цель — написать список продуктов, рассказать ребенку про маршрут, которому вы будете следовать, чтобы он не метался между полками, а целенаправленно шел с вами. Когда родители следовали четкой инструкции, ребенку было спокойно, истерики прекратились», – делится опытом специалист.

Важно понимать, что родители и сами должны быть настойчивы и последовательны. Изменения в поведении ребенка не произойдут мгновенно.

Мой ребенок плохо/очень избирательно ест. Что делать?

Не всегда эта проблема связана с аутизмом, рассказывает Галина Шварц: ребенок может отказываться от еды из-за сенсорных ощущений – как многие из-за пенки или комочков не любят молоко или манную кашу.

«Чтобы ответить на этот вопрос, нужно очень много знать о ребенке: ему может не нравиться не все блюдо целиком, а конкретный компонент. Нужно выяснить, пищу какой консистенции любит ребенок, даже какого цвета: дети с аутизмом могут, например, есть только красные продукты и отказываться от зеленых. Узнав специфику, ищите способ полноценно накормить ребенка”, – советует она.

Когда мой ребенок заговорит?

Дети с аутизмом часто начинают говорить позже, а некоторые – не начинают вовсе. Очень важно понять, что поведение для них – основной способ общения. «Они могут сообщить, как чувствуют себя: через крик, движения, взгляд. Задача взрослого – научиться читать эти знаки, что тоже непросто», – делится Шварц.

По ее словам, родителям это практически всегда удается. Но иногда, научившись «читать», они просто прекращают инициировать речевое общение с ребенком, в то время как ему нужно петь и читать вслух точно так же, как всем детям. Дети с аутизмом издают различные звуки, но их речевой аппарат работает по-особому; проблема в том, что мозг не дает команды мышцам, отвечающим за произнесение отдельных звуков. Но над этим тоже можно работать.

«Толчком к речевоспроизведению может являться чтение: очень часто эти дети начинают глобально читать еще до того, как произносят слова. Нужно постоянно говорить, показывать книги, писать слова на стикерах и клеить на все предметы — рано или поздно это сыграет свою роль», – убеждена специалист.

Сенсорные особенности: откуда они и что с ними делать?

Аутизм часто сопровождают различные сенсорные особенности, влияющие на то, как ребенок реагирует на звуки, запахи, цвет и свет, движение, тактильные ощущения.

«Варианта два: повышенная чувствительность к чему-либо или пониженная. Задача родителей и специалистов – выявить, какие сенсорные особенности имеет ребенок, а после – помочь ему справиться с сенсорными нагрузками», – рассказывает Галина Шварц.

Дети с аутизмом не всегда понимают, для чего нужны социальные правила

Например, при пониженной чувствительности к звукам ребенок будет искать дополнительные стимулы (кричать, стучать, громко слушать музыку). В этом случае необходимо понемногу повышать порог этой чувствительности: приучать его к тихим звукам, при этом давая ему возможность получить необходимую разрядку, послушав ту же музыку в наушниках, чтобы не мешать окружающим. В противном случае нужна десенсибилизация. Например, при повышенной чувствительности к свету нужно понемногу идти от почти полной темноты в его комнате к дневному освещению – постепенно открывать шторы, регулировать интенсивность ламп.

«При этом стоит дополнительно стимулировать ребенка, вызывать у него положительные ассоциации: в указанном случае – показать, что при свете видны красивые картинки в книге, игрушки», – пояснила она.

Типичные стереотипные действия: как привыкнуть и нужно ли пресекать?

По словам Галины Шварц, разновидностей таких действий довольно много. Например, дети с пониженной зрительной чувствительностью часто машут ручкой перед глазами, так они себя стимулируют. Другие раскачиваются, третьи – крутятся вокруг себя.

«Специалисты советуют подходить к этому вопросу разумно. Да, когда это происходит в общественном месте, все вокруг понимают, что ребенок – особенный. Но разве это кому-то мешает или вредит ребенку? Если стимуляция помогает ему сбросить стресс, не нужно мешать», – считает Шварц.

Другой вопрос, если стереотипное действие опасно для окружающих и его самого: дети с пониженной тактильной чувствительностью могут, например, бить себя по голове, кусать свою руку. В таком случае нужно искать стимулы, которые помогут ему без вреда получить нужные ощущения: очень крепкие объятия, массаж, можно одеть ребенку очень плотную шапочку.

По ее мнению, очень важно не пытаться «сломать» ребенка с аутизмом.

«К любому ребенку нельзя применять насилие и агрессию, а детей с аутизмом это касается в стократном размере. Ни угроза, ни крики не помогут. Успеха можно добиться, только установив коммуникацию: если родитель понимает, почему ребенку плохо, а ребенок – чего от него хотят», – настаивает Галина Шварц.

О социализации: где мой ребенок должен учиться?

Особенность таких детей в том, что они не понимают, зачем нужны социальные правила: над тем, чтобы они их соблюдали, нужно много работать.

«Если малыш в детском саду упал, разбил колено и плачет, ребенок с аутизмом может наблюдать за ним и смеяться: он попросту не понимает, что малышу плохо – не может уловить этот сигнал. Существует специальная система, по которой ребенка обучают социальным навыкам: в частности, с раннего возраста работают с мимикой, чтобы ребенок мог читать эмоции», – пояснила она.

Многие родители детей с аутизмом хотят, чтобы они ходили в общеобразовательную школу. Практически это не так уж сложно: достаточно написать заявление в районном управлении по образованию, и после получения заключения медико-психолого-педагогической комиссии в районном Центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации его направят в интегрированный класс.

По словам специалиста, для успешной интеграции нужно готовить в первую очередь не ребенка с аутизмом, а людей, которые будут с ним взаимодействовать: особенности навсегда останутся с ним. Это главная заповедь при работе с такими детьми – перво-наперво нужно адаптировать окружающую среду.

©
CC0 / pixabay / jarmoluk

Важно, чтобы школа и дети в ней были готовы принять ребенка с аутизмом, знали, как с ним взаимодействовать

«Важно, чтобы школа была готова его принять, класс, дети и их родители. Решение о том, где ребенку лучше начинать обучение, – на дому, на базе Центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, в интегрированном или общем классе школы, – нужно принимать индивидуально. Адаптация ребенка и среды – два процесса, которые должны осуществляться одновременно», – уверена Галина Шварц.

В некоторых случаях, считает эксперт, хорошо пройти первичную адаптацию в упомянутом Центре, за это время должна адаптироваться обычная школа, в которую после придет такой ребенок. Так процесс инклюзии будет более плавным.

«В общеобразовательных школах детям с аутизмом предоставляют ассистентов, но далеко не всегда школьные специалисты подготовлены для работы с такими учениками, особенно, если они не говорят и имеют особые поведенческие проявления. Мы считаем, что для успешной интеграции любых детей с особенностями развития, а не только детей с аутизмом, всем педагогам нужно проходить обширный курс специального образования», – делится мнением эксперт.

Какое будущее ждет моего ребенка?

В настоящее время продолжительность жизни людей с аутизмом растет: важно, чтобы у них была возможность социализироваться не только в детстве, убеждена Галина Шварц. Чтобы родители не находились в страхе, они должны быть уверены, что государственная система поможет их детям.

«На особенности у малыша можно смотреть с умилением, но ведь после он станет 20-летним парнем с теми же особенностями. Сейчас работают центры пребывания для молодых инвалидов, но сопровождение людей с аутизмом на протяжении жизни должно быть организовано шире, им всегда будет необходима поддержка.

К сожалению, родители не вечны, и в настоящее время таким людям, которые остались одни, одна дорога – в интернат. В Беларуси нужны социальные службы и учреждения, которые могли бы помогать людям с подобными расстройствами на дому или организовать сопровождаемое проживание», – уверена специалист.

Когда мой ребенок станет «таким, как все»?

«Часто проблема работы с ребенком с аутизмом заключается в том, что его трудно принять: он смеется не там, где надо, машет ручками, бьется в истериках. Но это не самое страшное, что может быть.

Не нужно пытаться подстроить его под себя – это не проходит даже с обычными взрослыми людьми. Любой из нас – индивидуум, который чем-то отличается от других, немного не такой, как все. Нужно научиться видеть сильные стороны детей с аутизмом: приняв ребенка таким, какой он есть, мы можем гораздо больше для него сделать», – убеждена Галина Шварц.

О мифах: опасность вакцинации и особые диеты

Нередко родители приходят к специалистам с убеждением, что «детям с аутизмом нельзя делать прививки» и «вакцинация детей может привести к аутизму».

«Исследование, в котором фигурировали такие утверждения, было опубликовано в 2009 году гастроэнтерологом, который не имел особого отношения к аутизму. Впоследствии его лишили врачебной лицензии в Великобритании, ученые опровергли его выводы. Сегодня многочисленные исследования показывают, что между аутизмом и вакцинацией нет никакой связи. Отказ от прививок опасен как для самого ребенка, так и для его родителей и других детей», – утверждает специалист.

Другой распространенный миф – спасительные свойства различных диет, которые буквально исцеляют детей с аутизмом. Подход в этом вопросе тоже должен быть индивидуальным: любая диета должна применяться по назначению, под пристальным наблюдением врача и при условии регулярной сдачи анализов.

«Ни к чему ставить эксперименты на собственных детях. К любым советам, особенно полученным в интернете, необходимо относиться критически: всегда искать альтернативы и изучать не только хвалебные, но и отрицательные отзывы», – резюмирует Галина Шварц.

Что делать, а что — ни в коем случае, если ребенку ставят диагноз «аутизм»?

РАС — сложное нарушение, которое влияет на ребенка в целом. Это и особенности восприятия информации, и особенности реагирования на разные ситуации (социальные ситуации, требования со стороны родителей или педагогов), и умение обрабатывать поступающую сенсорную информацию, и многое другое. Даже если ребенок во многих областях развития не отстает от своих сверстников (пользуется речью, знает цифры, буквы, интересуется книгами), ему может понадобиться помощь в том, чтобы научиться регулировать свои эмоции, общаться, адекватно вести себя в социальных ситуациях. То, что позволяют малышу (например, плакать, кричать или драться), может быть неприемлемым в школьном возрасте и приводить к большим неприятностям, включая издевательства со стороны других детей.


Как надо

Исследования показывают, что интенсивные, основанные на поведенческих подходах программы раннего вмешательства приносят хорошие результаты. Ребенок не только лучше осваивает навыки: у него не возникают так называемые вторичные сложности — например, проблемное поведение, связанное с недостатком развития коммуникации, когда, скажем, ребенок не умеет должным образом привлекать внимание, просить или отказываться — начинает драться, кричать, толкаться и так далее.

Уровень стресса в семье, где растет ребенок с РАС, в среднем выше, чем в семьях, воспитывающих детей с другими нарушениями развития. Кроме переживаний по поводу состояния ребенка и его будущего, родители сталкиваются с повседневными трудностями. Ребенок слишком избирателен в еде, плохо спит, трудно выйти в магазин или пользоваться общественным транспортом, поход в поликлинику может стать настоящим испытанием, окружающие могут подливать масла в огонь: неадекватно реагировать, комментировать, давать ненужные советы и так далее. Стресс и усталость могут привести к тому, что семья начинает постепенно замыкаться, избегать выходов в социум, походов в гости. В результате ситуация только ухудшается.

Некоторые семьи пытаются скрывать от родственников, что у ребенка есть особые потребности, стараются избегать встреч с близкими, не приглашают к себе в гости. Родителей можно понять: им неприятно, когда близкие люди становятся свидетелями трудного поведения ребенка, возможно, начинают давать не самые адекватные советы. Это обижает родителей.


Как надо

Чем дольше родственники не имеют возможности общаться с ребенком, тем сложнее им будет делать это в будущем. Часто близкие просто не знают, как вести себя с ребенком, боятся сделать что-то неправильно, расстроить его. Это вполне естественно. Бабушке, дедушке или тете важно доступным языком объяснить, в чем особенности ребенка, как лучше с ним общаться, как реагировать на его поведение, каких ситуаций стоит избегать. Очень важно найти в себе силы, чтобы обратиться за помощью к друзьям, бабушкам и дедушкам ребенка. Они могут помочь приготовить ужин, посидеть какое-то время с ребенком, довезти куда-то на машине и так далее.

Есть родители и даже некоторые специалисты, которые думают, что общение неприятно и болезненно для ребенка с РАС: он перевозбуждается в присутствии других детей, часто расстраивается и отвлекается. В результате семья выбирает домашнее обучение или индивидуальные занятия: ребенок ходит в школу или детский сад несколько раз в неделю, но занимается там с педагогом индивидуально — чаще всего это дорога в никуда. Социальные навыки (как заводить диалог, просить помощи, отказываться, вступать в игру, защищать себя, заводить друзей и многое другое) невозможно осваивать на индивидуальных занятиях со взрослыми. Возможно, ребенок будет учиться всему этому во время специальных занятий, но практиковать новые навыки ему придется в реальных ситуациях.


Как надо

Дети с РАС часто осваивают навыки иначе, чем типично развивающиеся дети, поэтому не стоит предполагать, что ребенок просто научится всему от других детей. Некоторые родители считают, что для ребенка лучше, чтобы он занимался в специальным центре, а с посещением школы или детского сада лучше повременить. При этом программы помощи детям с РАС должны быть очень интенсивными, и занятия в центре несколько раз в неделю вряд ли дадут необходимый результат. Ребенку важно практиковать новые навыки в течение всего дня с разными людьми и в разных ситуациях, а образовательные учреждения, где ребенок ежедневно проводит довольно много времени, как раз могут дать необходимую нагрузку.

Исследования, проведенные в разных странах, подтверждают, что использование дополнительной коммуникации (жесты, картинки, коммуникативные доски, специальные приложения для планшетов или смартфонов) способствует развитию речи детей с РАС и другими нарушениями. Важно, что дополнительную коммуникацию нельзя применять исключительно на занятиях со специалистами. Это язык, которым ребенок пользуется постоянно: дома, на прогулке, в транспорте и вообще везде, где он находится. В противном случае эффективность технологии снижается драматическим образом.

Есть специалисты, которые работают по уникальной авторской методике или обещают за определенную сумму денег вылечить аутизм, предлагая сомнительные методы (уколы, различные медикаменты, диеты, лечение токами и другое), которые не используются в развитых странах. Выбор неадекватной программы помощи — это как минимум впустую потраченные деньги и время. В некоторых случаях подобные способы — болезненные процедуры, неоправданные разлуки, необоснованно назначенные препараты, не имеющие доказанной эффективности, — могут нанести вред психическому и даже физическому развитию ребенка. Все современные программы помощи основаны на том, что родители участвуют в выработке целей для своих детей. То есть семья и врачи вместе работают над развитием важных для ребенка навыков. Если специалист не готов доступным языком рассказать родителям о том, что и зачем он делает, это должно вызывать опасения.


Как надо

Важно знать только одно: не существует медикаментозного способа излечения аутизма. Но это не значит, что ребенку нельзя помочь. Есть эффективные методы, которые позволяют развивать коммуникацию и речь, осваивать социальные и академические навыки, учиться играть и общаться со сверстниками. Наиболее исследованными и эффективными являются поведенческие подходы, которые успешно применяются в разных странах и дают хорошие результаты. К тому же необходимо лечить те состояния, которые могут сопутствовать аутизму и поддаются лечению: судороги, нарушения работы желудочно-кишечной системы или гиперактивность.

Как показывают многочисленные исследования, дети с аутизмом значительно чаще попадают в опасные ситуации, которые могут подстерегать ребенка и дома, и на улице. Дом может быть опасным для любого малыша, но для ребенка с аутизмом особенно, поэтому обычные меры безопасности нужно поддерживать гораздо дольше. К тому же, как показывает практика, дети с аутизмом склонны к побегам. Основная причина — просто любовь к бегу и прогулкам. Но также это может быть бегство от стрессовой ситуации или неприятных сенсорных стимулов.


Как надо

Есть несколько простых правил, как обеспечить безопасность ребенка дома и на улице:

 Закрепить тяжелую мебель с помощью ремней безопасности, чтобы ребенок не смог опрокинуть ее на себя.

 Установить замки на шкафы и ящики и открывать их так, чтобы ребенок не видел. К сожалению, мне слишком часто приходилось слышать фразу «я и понятия не имел, что он на это способен».

 Убрать все чистящие средства в недоступное место, которое также оснащено замком. Для детей с аутизом типично есть несъедобные вещи.

 Установить правило: когда ребенок один, дверь нельзя открывать никому. Особенно это важно для детей, которые имеют задержку речи или не говорят.

 Наклеить напоминалки на краны с горячей водой (в ванной и на кухне). Дети с РАС не чувствуют жару и холод, из-за чего могут получить серьезный ожог горячей водой.


Что делать на улице

Прежде всего нужно понять, почему ребенок убегает: это внезапный порыв, он бежит к определенной цели или что-то еще. Следующий шаг — разобраться, какой триггер запускает эту ситуацию. Например, если это какая-то цель, то нужно позволить ребенку исследовать ее безопасным и контролируемым способом.

На одежду ребенка надо нашить бирки с телефонами родителей и домашним адресом. Можно также использовать браслеты-идентификаторы с GPS, которые отслеживают локацию ребенка и передают эту информацию на телефоны родителей.

признаки, симптомы и есть ли лечение аутизма

Итак, на что нужно родителям обратить внимание, дабы вовремя заподозрить аутизм. Первые признаки можно обнаружить еще в грудном возрасте. Малыш не смотрит в глаза, не радуется приближению родных людей, мало улыбается, не стремится идти на руки, не любит тактильный контакт. Позже не откликается на свое имя, не играет с другими детьми, у него резко ограничен круг возрастных интересов. Такие дети замкнуты, их сложно вовлечь в общий процесс занятий или игры. А при нарушении постоянного рутинного порядка вещей возникают вспышки гнева.

shutr.bz

В Америке были проведены исследования, и ученые пришли к выводу, что по домашним видео с первого дня рождения можно отнести ребенка к группе риска по аутизму.

Малыш практически не задает никаких вопросов, у него нет характерных детских «Почему?», «Зачем?»

Такие дети уже в возрасте около года проявляют свою замкнутость и безразличие к окружающему миру. После года они отстают в психическом развитии, плохо переносят смену обстановки, зацикливаются на чем-то одном. Играются не игрушками, а, например, деталью одежды, мебелью и так далее. Плохо разговаривают или не говорят вообще. Малыш практически не задает вопросов, у него нет характерных детских «Почему?», «Зачем?». Он может говорить не существующие слова или повторять услышанные вновь и вновь.

Аутизм бывает разной степени выраженности, от легкой до тяжелой, соответственно, к каждому ребенку нужен индивидуальный подход. Еще одна характерная черта детей-аутистов — наличие таланта в какой-то одной области. Конечно, такой признак есть у многих детей, и это не означает, что у них аутизм, но если родителей что-то настораживает в поведении ребенка, проконсультироваться со специалистами нужно обязательно. Ведь такой диагноз как аутизм у детей может поставить только врач и полагаться на одни только признаки тоже не стоит.

Читай также – Как маме ребенка-инвалида справиться с чувствами и жить дальше

Возникает вопрос о том, куда обращаться, если родителям не нравится поведение ребенка? В первую очередь это участковый педиатр, невропатолог, логопед и психиатр. Существуют специальные тесты для выявления аутизма, их может провести психолог или детский психиатр. Но почему-то такой диагноз очень редко ставится в нашей стране, и информации по этому заболеванию мало, в отличие от Америки и стран Европы. Там этой проблеме уделяют много внимания, и лечение таких детей спонсируется государством.

shutr.bz

каковы перспективы — Реальное время

Доктор, депутат Госдумы от Татарстана Борис Менделевич — об аутизме

Сегодня, 14 февраля, отмечается Воскресенье аутизма. Начало этой традиции положила в 2002 году пара британцев, сыну которых поставили диагноз «расстройство аутистического спектра». Они начали информационную кампанию о проблеме аутизма, чтобы привлечь к ней внимание общественности. И теперь с их подачи каждое второе воскресенье февраля в церквях всех конфессий по всему миру молятся за детей и взрослых с аутизмом. А политики и общественники обсуждают вопросы образования и доступа к медицинским услугам для людей с аутизмом.

Депутат Госдумы от Татарстана, врач-психиатр Борис Менделевич в авторской колонке для «Реального времени» рассказывает о том, как люди с аутизмом воспринимают мир и каких изменений можно ожидать в ближайшее время в плане их социализации и лечения.

Что такое аутизм?

Для начала традиционно дам определения, чтобы каждый читатель понимал, о чем идет речь.

Аутизмом называют расстройство психического и психологического развития, при котором наблюдается выраженный дефицит эмоциональных проявлений и сферы общения. Аутизм и расстройства аутистического спектра отображены в существующей медицинской классификации болезней 10 пересмотра в пункте F84.

Как правило, диагноз ставится детям в возрасте 3—5 лет, но ранние клинические проявления бывают и у малышей до 3 лет. Его главные признаки — нарушения социального взаимодействия, коммуникации, стереотипное поведение (когда ребенок многократно повторяет одни и те же движения или ритуалы). Легкой формой заболевания считается нарушение контакта «глаза в глаза» — ребенок не смотрит на другого человека, когда к нему обращаются, и не реагирует на обращенную к нему речь. Кроме этого, такой ребенок может совершенно не улыбаться при любой попытке его насмешить, или же, наоборот, смеяться тогда, когда для этого нет никаких оснований. Человек с аутизмом живет как бы внутри себя, а с внешним миром коммуницирует по особенной схеме.

Есть разные виды аутизма — некоторые из них могут проявиться и позже, чем в детстве. Схожие состояния, при которых отмечаются более мягкие признаки и симптомы, относят к расстройствам аутистического спектра.

Важно понимать, что диагноз «аутизм» может поставить только врач-психоневролог.

Сколько людей в России с аутизмом?

Вопрос статистики в этом случае непростой. Минздрав России 2 года назад заявлял, что заболеваемость кратно увеличилась за последние годы. Так, в 2014 году в стране было зарегистрировано 13 897 больных аутизмом людей, а в 2018-м — уже 31 415.

Но есть проблемы в достоверности цифр. Есть и мнение о том, что в России аутизмом болен один человек из тысячи — а это уже на порядки большие цифры, нежели в отчетах Минздрава. И такой разброс цифр может быть связан с рядом причин.

  • Во-первых, обращение к врачу. Это может странно звучать, но далеко не все родители обращаются к психоневрологу, обнаружив некоторые проблемы у ребенка. Особенно это касается маленьких населенных пунктов и случаев, когда аутизм легкий.
  • Во-вторых, диагностика. Для педиатров этот диагноз не самый популярный, он не всегда своевременно выявляется. Детям с «легкой» формой расстройства часто не ставят диагноз «аутизм», их просто считают несколько странными и не оказывают никакой специализированной помощи.
  • В-третьих, бывают и обратные ситуации, когда взрослым с тяжелой формой аутизма ставят диагноз «шизофрения».
  • В-четвертых, есть еще многочисленные расстройства аутистического спектра, которые не всегда диагностируются. И правда — вы же не поведете за руку к доктору любого своего странноватого знакомого?

Проблема диагностики аутизма — достаточно серьезная, ведь только диагностированный пациент имеет шансы получить квалифицированную помощь.

Откуда появляется аутизм?

Несмотря на то, что в XXI веке медицина совершает прорыв за прорывом, аутизм по-прежнему остается «белым пятном» в науке о лечении человеческой психики.

Точные причины заболевания до сих пор неизвестны. Считается, что главными предпосылками являются генетическая предрасположенность (например, когда среди родственников уже есть аутисты), перенесенное во время беременности или в ходе родов кислородное голодание, инфекционные заболевания (краснуха, цитомегаловирус). Многие ученые считают, что аутизм — это наследуемая патология, которая чаще развивается у детей в семьях, где прослеживаются аутоиммунные заболевания. Известен ряд факторов токсического плана, влияющих во время беременности на женщину, которые могут способствовать появлению предрасположенности к аутизму.

Зато точно известно, что вакцинация НЕ ПРИВОДИТ к развитию аутизма. Много лет ученые из разных стран пытались выявить причинно-следственную связь между вакцинами и аутизмом. С каждым разом выборки все увеличивались, но связи не было установлено. То единственное исследование, которое появилось в 1998 году в журнале Lancet и которое утверждало прямую связь между вакцинацией и аутизмом, было в итоге отозвано из журнала и признано недостоверным, опровергнутым. Нет ничего удивительного, что такая громкая статья вызвала у других специалистов интерес, и они, в свою очередь, решили провести собственные исследования. И ни одного подтверждения этого результата найти не удалось.

Как воспринимает мир аутист?

При тяжелой форме аутизма человек часто не может соединить в одну цепочку детали каких-либо действий, не может отличать одушевленные предметы от неодушевленных. Окружающие внешние факторы (прикосновения, свет, звук) могут оказывать на человека с аутизмом раздражающее действие, поэтому больной часто замыкается в себе и порой отказывается идти на контакт даже с близкими людьми. Он создает собственные структурные логические связи, видит мир по-своему. Его мир подчинен определенным алгоритмам, просто остальным людям эти алгоритмы чужды и не всегда понятны.

Люди с аутизмом не распознают сарказм и иронию, воспринимают информацию напрямую, им сложно считывать эмоции других людей. Даже те пациенты, у которых только легкая форма заболевания или просто расстройство аутистического спектра, испытывают сложности в социализации и в общении с другими людьми. Им, кстати, проще общаться по Сети — там, где нет необходимости улыбаться и считывать эмоции напрямую.

Лечится ли аутизм?

К сожалению, аутизм — неизлечимое состояние. Однако при должном подходе у человека с аутизмом можно развить навыки и максимально его социализировать. Развитие навыков и приспособление такого человека к жизни, как правило, включает поведенческую коррекцию, работу логопеда, развитие навыков самообслуживания и медикаментозную терапию (при необходимости). Комплексная работа действительно часто дает заметный эффект, упрощая взаимодействие с окружающей средой.

Несомненно, каждый случай специалистами изучается индивидуально, и только после принимаются те или иные решения, направленные, в частности, на коррекцию поведения. Однако достаточно немало обращений от родителей, которые не довольны существующими возможностями российского здравоохранения в этом направлении. Действительно, здесь есть куда расти и попытки уже предпринимаются.

Так, буквально пару недель назад в Минздрав России был направлен проект клинических рекомендаций по расстройствам аутистического спектра у детей, подготовленный экспертами Ассоциации психиатров и психологов. В случае одобрения проекта Минздравом российские врачи получат возможность в своих назначения опираться на научно подтвержденные данные, подчеркивают разработчики. Предполагается, что документ в корне изменит подход лечения. К примеру, авторы отмечают, что в документе четко сформулировано: на сегодня не одобрен ни один лекарственный препарат, способный влиять на ключевые симптомы РАС, и что основные методы лечения РАС — немедикаментозные: поведенческие, образовательные, психологические вмешательства.

Среди комплексных программ вмешательств рекомендованы:

  • программа, основанная на принципах прикладного анализа поведения,
  • Денверская модель раннего вмешательства для развития речевых и когнитивных навыков и адаптивного поведения в возрасте 18 — 48 месяцев,
  • инклюзивная программа LEAP для развития когнитивных, речевых и социальных навыков, а также снижения симптомов РАС у детей старше 4 лет;
  • программа TEACCH для улучшения социального поведения и снижения частоты нежелательного поведения, развития когнитивных, вербальных, моторных навыков для детей и подростков с РАС.

А как у них?

Во многих развитых странах работа с людьми, страдающими аутизмом, поставлена на рельсы и ведется достаточно успешно. Как правило, там применяется комплекс мер, который включает как работу медицинского персонала (к примеру, педиатр, психолог, психиатр, невролог, логопед, специалисты по мелкой моторике, по общему физическому развитию взаимодействуют сообща на основе принятых стандартов), так и сообществ, активных групп, благотворительных организаций, которые помогают семье проходить этот непростой путь.

Много говорится о том, что люди, больные аутизмом, способны социализироваться. Далеко не все они, но многие из них могут жить самостоятельно — в зависимости от тяжести заболевания.

Есть популярные мифы, что среди аутистов множество талантливых программистов. Это всего лишь миф. Но правда заключается в том, что некоторые IT-компании действительно активно интересуются людьми с расстройствами аутистического спектра.

В 2011 году в Германии была основана фирма Auticon, оказывающая услуги IT-консалтинга. Она одной из первых стала активно нанимать на работу людей с расстройствами аутистического спектра. На сайте компании сказано, что в силу своих особенностей люди с синдромом Аспергера способны обнаруживать даже мельчайшие недочеты в программном обеспечении.

В мае 2013 года немецкая IT-компания SAP в рамках программы «Аутизм на работе» открыла 500 вакансий для людей, страдающих аутизмом. По мнению руководства фирмы, среди аутистов есть действительно талантливые программисты, которые благодаря склонности к упорядочиванию и усиленному вниманию к деталям лучше других обнаруживают ошибки в коде. Компания даже держит специальные реабилитационные центры, где аутисты могут получить базовые навыки, необходимые для самостоятельной жизни. В частности, их учат снимать жилье, пользоваться общественным транспортом, открывать счета в банке и заполнять документы.

В апреле 2015 года программу по найму аутистов начала и Microsoft. Сразу после открытия программы компания получила более 700 резюме и в первые дни наняла 11 кандидатов. Microsoft предлагает аутистам полную занятость и конкурентоспособную заработную плату, как и любым другим сотрудникам.

Разумеется, все эти примеры — далеко не обо всех случаях аутизма, ведь многие больные не способны не то что работать в IT, но и элементарно себя обслуживать. Однако работать над повышением качества жизни больных этим расстройством можно и необходимо.

В России вся эта работа только в самом начале пути…

Борис Менделевич

ОбществоМедицина Татарстан Менделевич Борис Давыдович

Лечение аутизма в Москве – ранний детский аутизм лечение в клинике аутизма в Москве.

Синдром детского аутизма является одной из наиболее сложных проблем современной психиатрии. Лечение детского атипичного аутизма пытаются осуществлять не только психиатры, но и психологи, педагоги, биологи,специалисты в области социальной реабилитации. Современные клинико-биологические исследования свидетельствуют о нозологической гетерогенности данного заболевания, широкой вариабельности различных видов расстройств аутистического спектра. Клиники лечения аутизма сегодня есть во многих странах мира, ведь это проблема уже стала глобальной. Центр лечения аутизма детей есть и в Москве.

Расстройства аутистического спектра (РАС) представляют собой группу комплексных нарушений психического развития, характеризующихся отсутствием способности к социальному взаимодействию, общению, стереотипностью поведения.Для больных характерны также фобии, возбуждение, нарушения пищевого поведения и другие неспецифические симптомы. При этом РАС являются гетерогенной группой заболеваний с различной этиологией и патогенетическими механизмами.

Чем раньше выявить детский аутизм, тем эффективнее будет лечение

Недостаточное знание клинических аспектов аутизма ведет к позднему распознаванию признаков болезни, а недостаточная осведомленность в вопросах терапии и необходимых мерах реабилитации — к их слабой эффективности.

Актуальность проблемы в мире настолько возросла, что в 2001 г. — в Год психического здоровья, она была объявлена ВОЗ одной из ведущих в психиатрии. В 2008 г. Генеральной Ассамблеей ООН день 2 апреля провозглашен Всемирным днем распространения информации о проблеме аутизма. В 2012 г. проблема РАС и других расстройств развития включена в повестку дня 67 сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Значимость вопроса определяется хроническим течением РАС и резистентностью к терапии. Только четверть пациентов с РАС могут жить самостоятельно. 10 июня 2008 г. участники «круглого» стола в Государственной думе Федерального собрания РФ рекомендовали Правительству разработать и утвердить целевую федеральную программу помощи больным РАС: «Дети с ограниченными возможностями здоровья(аутизм)». РАС не знают географических, экономических и культуральных границ,включают нозологически разные заболевания. За последние 20 лет научный интерес к ним в мире переместился из узкой проблемы детской психиатрии в одну из центральных областей клинико-биологических исследований.

Не смотря на освещение проблемы аутизма в информационном пространстве,многие специалисты-неврологи до сих пор предпочитают не ставить определенного диагноза детям с ярко выраженными расстройствами аутического спектра. Выявление аутизма у детей родителям приходится производить собственными усилиями, что зачастую приводит к тому, что большинству детей приписываются нехарактерные типы поведения. Возникает ситуация, когда родители уже готовы видеть в практически здоровом ребенке аутиста, что ухудшает психическое состояние как родителей, так и ребенка, и приводит к различного рода депривациям. На эту тему еще в 1959 году известный психолог Бруно Беттлхейм написал очерк под названием«Джо-механический мальчик», где описан ребенок-аутист, под необычным и замкнутым поведением которого скрывался умный и одаренный ребенок. Главной в очерке звучала мысль о том, что как раз отношение родителей к своему ребенку и явилось причиной появления у него аутизма. Более поздние исследования показали биофизическую причину аутизма.

На данный момент достаточно точно определены психологические и психические отклонения в поведении ребенка, опираясь на которые, родители могут обратиться за квалифицированной медицинской помощью к неврологу и составить грамотный план лечения аутизма (расстройств аутического спектра). Основными симптомами,выделенными еще Л. Каннером, и подтверждающими то, что такие дети должны рассматриваться как дети с уникальной аномалией развития конституционного генеза, являются:

  1. Социализация, а точнее, ее отсутствие – ребенок испытывает трудности в общении с другими людьми, в том числе физически – может сопротивляться, когда его обнимают, целуют или держат на руках. Проявление бОльшего интереса к неодушевленным предметам.
  2. Задержка речевого развития, проявляющаяся не только как отсутствие умения говорить, но и как внешнее отсутствие интереса к какому-либо общению. При этом впоследствии выясняется, что информация была полностью усвоена.
  3. Некоммуникативная речь – проявляющаяся в том, что ребенок, обладающий речью, может затрудняться в ее применении. Например,«ведение руки» — вместо обращения со словами ребенок берет руку взрослого и использует его как инструмент для достижения желаемого.
  4. Эхолалия и отставленная эхолалия – повторение чужих фраз, слов или частей слов, как сразу после произнесения их взрослым, так и через какое-либо время.
  5. Невозможность применения местоимения «Я». При желании чего-либо или вопросительном предложении ребенок использует только отстраненное местоимение «ты» вместо личного «я».
  6.  Стереотипная повторяющаяся игра. Выстроить в ряд одинаковые предметы, пристально рассматривать циклично движущиеся объекты,навязчивое включение и выключение света, поглощение одной деталью игрушки(например, вращающимися колесами машинок) при отсутствии интереса к собственно машинкам.
  7. Стремление к порядку и однообразию. Повторы определенных манипуляций с предметами в определенное время суток, болезненное беспокойство при отсутствии этих манипуляций. Боязнь праздников и других нечасто повторяющихся событий.
  8. Хорошая механическая память, при этом отсутствие осознания опасности и страха высоты.
  9. Сенсорные нарушения могут заключаться в том числе в следующем:
    1. Прикосновения при стрижке или мытье головы
    2. Непереносимости музыки
    3. Отказе от мытья целиком
    4. При обнимании или других телесных выражениях привязанности;

  10. Самоповреждение (аутоагрессия) может выражаться в расцарапывании кожи, кусании самого себя, методическом выдергивании волос и т.д.

Только 30% больных с тяжелыми формами аутизма — с синдромом Каннера и атипичным аутизмом эндогенного и синдромального генеза имеют неблагоприятный прогноз, не поддаются абилитации. Но в целом, хотя при разных формах РАС прогноз отличается, своевременно установленный клинический диагноз,раннее введение фармакотерапии, проведенная реабилитация являются вполне эффективными и способствуют благоприятному исходу. В 10% случаев больные РАС полностью восстанавливаются, в клиническом состоянии примерно у 60% больных с расстройствами аутистического спектра отмечается стабильное посттерапевтическое улучшение [ООН, 2012; ФГБУ «НЦПЗ» РАМН, 2011]. Следует особо подчеркнуть, что 80% пациентов с РАС являются обучаемыми по коррекционным и общеобразовательным программам.

Можно ли вылечить аутизм? | ABA-терапия для детей с аутизмом

От аутизма нет лекарства, но эксперты сходятся во мнении, что лучший способ справиться с симптомами и развить навыки независимости — это терапия ABA. Важно помнить, что расстройство аутистического спектра (РАС) — это сложное заболевание, которое проявляется у каждого человека по-разному.

Поскольку исследования продолжают обнаруживать причину расстройства — дородовое состояние, генетика и другие неизвестные факторы — медицинские работники должны сосредоточиться на том, чтобы помогать людям с РАС жить полноценной и приносящей удовлетворение жизнью.В терапевтических путях наши терапевты и специалисты по поведению разделяют цель улучшения жизни наших клиентов с помощью научно обоснованного индивидуализированного поведенческого аналитического лечения.

От аутизма нельзя «избавиться», но вы можете помочь своему ребенку или члену семьи добиться более высокого качества жизни. Психотерапевты и специалисты по поведению в терапевтических тропах хотят, чтобы ваш любимый человек процветал, и мы тесно сотрудничаем с каждым клиентом, чтобы это произошло.

Ниже мы описали некоторые варианты лечения, доступные вашему ребенку или члену семьи с РАС.Вот некоторые из симптомов, над тем чтобы уменьшить их:

Проблемы с поведением

Это широкая категория, которая включает истерики, членовредительство, проблемы с эмоциональной регуляцией, а также агрессивное или агрессивное поведение. Программа «Терапевтические пути» занимается лечением поведенческих проблем как в центрах Кендалла, так и в центрах поведения. Людей с опасным, агрессивным и самоповреждающим поведением лучше всего лечить в Поведенческих центрах.

Сенсорные различия

Это общие симптомы, которые могут вызывать дистресс и разочарование у людей с РАС.Терапевтические пути обеспечивают лечение гипер- и гипореактивности, сенсорной и тактильной защиты, а также методы борьбы с сенсорной перегрузкой, переключениями внимания и избирательным вниманием.

Проблемы с речью и общением

В терапевтических программах мы используем самые последние и основанные на исследованиях результаты в области речевой и языковой патологии в плане лечения каждого ребенка. Наши цели в области речи, языка и общения интегрированы в наш комплексный план лечения прикладного анализа поведения (ABA), чтобы помочь детям развить навыки, необходимые для передачи своих мыслей, чувств и потребностей.

Проблемы развития социальных навыков

Therapeutics Pathways предлагает услуги, помогающие детям, подросткам и взрослым с РАС улучшить свое социальное и межличностное функционирование. В наших группах социальных навыков мы работаем с детьми и подростками, чтобы управлять поведением, которое мешает самопринятию и саморегулированию, необходимым навыкам для продуктивного социального взаимодействия.

Мы используем программу «Дети помогают детям», чтобы развивать социальные навыки людей с РАС, общаясь со своими сверстниками.

Лечение аутизма

Theotherapy Pathways предлагает модели лечения, основанные на данных и фактических данных, и основанные на научных исследованиях ABA. Каждый из этих методов лечения индивидуален, чтобы максимизировать функциональные возможности клиента за счет уменьшения симптомов расстройства аутистического спектра. Эти методы лечения являются индивидуализированными, поддерживающими и предназначены для того, чтобы помочь людям с РАС добиться более высокого качества жизни. Модели лечения включают:

  • Ранняя интенсивная коррекция поведения
  • Целенаправленное лечение (кормление, самопомощь, функциональное общение; логопедия)
  • Обучение и коучинг родителей / семьи
  • Группы социальных навыков

Поведенческая и коммуникативная терапия

Расстройство аутистического спектра связано с широким спектром социальных, речевых и поведенческих трудностей.ABA-терапия может помочь детям, подросткам и взрослым с аутизмом развить навыки лучшего взаимодействия с другими, включая эмоциональную регуляцию и соответствующее социальное взаимодействие. Мы не просто показываем им, как взаимодействовать, мы облегчаем процесс обучения и взаимодействуем с ними напрямую.

Многие эксперты считают ABA наиболее изученным методом лечения аутизма. Это структурированный научный подход, который обучает социальным навыкам, общению, самообслуживанию и многим другим навыкам с помощью методов повторения и подкрепления.Большинство людей с аутизмом борются по крайней мере в одной из этих областей, и наши опытные терапевты ABA готовы направлять, обучать и поддерживать наших клиентов в достижении их индивидуальных целей.

Есть объемы исследований, предполагающих, что этот подход может также уменьшить проблемное поведение у людей с РАС. Терапевтические пути имели большой успех в помощи детям и подросткам в достижении независимости с помощью ABA.

Речевая и языковая терапия ABA

Theotherapy Pathways предлагает речевую и языковую терапию посредством интегрированного лечения ABA, чтобы помочь людям с РАС улучшить свои вербальные, невербальные и социальные коммуникативные навыки.Мы помогаем детям и подросткам с РАС общаться более функциональными способами, чтобы выражать свои мысли, чувства и потребности.

Некоторые из целей, над улучшением или развитием которых мы работаем, включают:

  • Улучшение разговорной речи
  • Изучение невербальных сигналов, таких как жесты и мимика
  • Обучение общению с помощью изображений или технологий (это известно как альтернативное дополнительное общение)

Важной частью нашей комплексной логопедии является помощь людям с РАС в обучении эффективному общению в социальных сетях.В терапевтических программах наши поведенческие аналитики и группы по анализу поведения предоставляют группам социальных навыков типично развивающихся сверстников для дальнейшего развития навыков взаимодействия и обучения с наблюдением.

Поддержка семьи

Theotherapy Pathways предлагает клиентам углубленную терапию ABA и обширное обучение родителей, чтобы укрепить отношения между детьми с аутизмом и их семьями. Наша программа коучинга для родителей направлена ​​на области, в которых родители или опекуны могут улучшить, чтобы создать здоровую, поддерживающую и инклюзивную среду для своего ребенка с аутизмом.

Мы тесно сотрудничаем с членами семьи, чтобы определить конкретные потребности каждого ребенка, о котором мы заботимся. Наша цель — предоставить родителям и опекунам ресурсы, необходимые им для создания наилучших условий для социального, эмоционального и академического развития их ребенка. Это гарантирует, что детям будет оказана поддержка и они получат наилучшие условия для роста к независимости.

Некоторые из направлений обучения, которые мы предоставляем, включают:

  • Управление и предотвращение истерик
  • Управление изменениями в развитии
  • Развитие речи, языка и коммуникативных навыков

Терапия аутизма

Наши лечебные центры помогают людям с аутизмом достигать лично поставленных целей, которые помогают им на пути к независимости.Мы не «избавляемся» от аутизма; мы разрабатываем и используем методы лечения, чтобы помочь людям с аутизмом развиваться. Наши научно-обоснованные исследования и комплексные планы терапии ABA помогают ориентироваться на конкретные потребности и сильные стороны каждого клиента, поэтому у нас так много историй успеха.

Наши поведенческие терапии ABA помогут вашему ребенку развить навыки совладания с ситуацией, когда он чувствует себя подавленным или расстроенным. Они также укрепят позитивные модели поведения, которые помогут укрепить самоуважение и чувство собственного достоинства у наших клиентов.Наши комплексные методы лечения речи и языка научат их эффективно и позитивно сообщать о своих потребностях, мыслях и чувствах.

Вы не одиноки в этом путешествии. Компания «Терапевтические пути» предлагает вам на каждом этапе пути наши научно обоснованные исследования аутизма, цель которых — улучшить жизнь наших клиентов и их семей. Позвоните в наш корпоративный офис по телефону (209) 422-3280 или свяжитесь с нами для получения дополнительной информации.

Ранний аутизм не может длиться всю жизнь

Новое исследование показало, что у некоторых детей, которым правильно поставлен диагноз расстройства аутистического спектра (РАС) в раннем возрасте, симптомы могут исчезнуть по мере взросления.Дальнейшие исследования могут помочь ученым понять это изменение и указать путь к более эффективным вмешательствам.

ASD включает несколько связанных заболеваний головного мозга с симптомами от легких до тяжелых. У людей с РАС обычно возникают проблемы с социальным взаимодействием и общением. РАС встречается примерно у 1 из 88 детей.

Оптимальный исход — термин, используемый, когда симптомы исчезают в более позднем возрасте — был задокументирован в предыдущих исследованиях РАС. Однако оставались вопросы о том, исчезли ли симптомы или первоначальный диагноз был ошибочным.

Исследовательская группа во главе с доктором Деборой Фейн из Университета Коннектикута, Сторрс, стремилась выяснить, можно ли увидеть оптимальный результат у детей, у которых был подтвержден диагноз РАС до 5 лет. обычные учебные классы и иметь документально подтвержденный отчет о своем предыдущем диагнозе от врача или психолога, специализирующегося на аутизме. Чтобы подтвердить эту оценку, отчеты были отредактированы, чтобы удалить всю информацию, кроме описаний поведения.Затем они были рассмотрены экспертом по диагностике РАС.

Участвовали три группы с 34 детьми в группе оптимального результата. Они были сопоставлены по возрасту, полу и невербальному IQ с 44 детьми с высокофункциональным РАС и 34 типично развивающимися сверстниками. Возраст участников — от 8 до 21 года. Исследование, финансируемое Национальным институтом психического здоровья NIH (NIMH), появилось в февральском выпуске журнала Journal of Child Psychology and Psychiatry за февраль 2013 года.

Группа с оптимальным исходом в раннем возрасте имела несколько более легкие социальные проблемы, чем группа с высокоэффективным РАС.Однако у обоих были похожие симптомы общения и повторяющегося поведения.

Для оценки своего текущего статуса исследователи использовали стандартный набор когнитивных и наблюдательных тестов, а также анкеты для родителей. Эта оценка показала, что у детей с оптимальным исходом не было явных недостатков в речи, распознавании лиц, общении или социальном взаимодействии.

Теперь исследователи планируют более глубокое сравнение этих детей, включая структурные и функциональные исследования мозга.Они надеются лучше понять, какие дети с РАС могут получить оптимальный результат и почему.

«Все дети с РАС способны добиться прогресса при интенсивной терапии, но при нашем нынешнем уровне знаний большинство из них не достигают того оптимального результата, который мы изучаем», — говорит Фейн. «Мы надеемся, что дальнейшие исследования помогут нам лучше понять механизмы изменений, чтобы у каждого ребенка была лучшая жизнь».

Ссылки: J Детская психическая психиатрия.2013 Февраль; 54 (2): 195-205. DOI: 10.1111 / jcpp.12037. PMID: 23320807.

Почему исследования аутизма смещаются с поиска «лекарства»

Когда у 15-летних братьев-близнецов Лиззи Асеведо был недавно диагностирован аутизм, она надеялась на диеты и инъекции витаминов, которые были раньше. рекламируются как чудодейственные средства или даже лекарства.

Омар (слева) и Хорхе Рамирес.Courtesy Lizzie Acevado

В возрасте около 4 лет мальчики сидели на безглютеновой и казеиновой диете, и в течение нескольких месяцев они в основном ели куриные наггетсы особой органической марки.Не было пшеничных продуктов или чего-либо еще с глютеном, как и молочных продуктов, содержащих казеин молочного белка. Асеведо также начал делать инъекции витамина B12, предписанные организацией Defeat Autism Now! доктор, ее сыну Омару, который невербален и имеет более серьезные интеллектуальные нарушения, чем его брат Хорхе, который говорит и более независим.

«Тогда мне просто нужно было что-то, что могло бы улучшить ситуацию», — сказал Асеведо. Она пробовала лечение в течение нескольких месяцев, но прекратила его, когда не увидела заметного эффекта.

Теперь, десять лет спустя, Асеведо слышал о множестве раздумываемых альтернативных подходов к лечению аутизма, в том числе о недавних тревожных сообщениях о том, что родители дают своим детям хлорные напитки или клизмы. Однако она также узнала, что не существует быстрых средств от аутизма, который влияет на развитие мозга и характеризуется трудностями с коммуникативными и социальными навыками, а также ограниченными интересами и повторяющимся поведением.

«От аутизма нет лекарства, и всякий, кто пытается продать вам лекарство, лжет», — сказал Асеведо, родитель-одиночка и учитель пятого класса из Лос-Анджелеса.

Но она понимает, почему родители аутичных детей могут стать жертвами мошенничества. «Я была там, где они сейчас, и знаю, как отчаянно хочется, чтобы вашему ребенку стало лучше», — сказала она.

«Сложнее, чем кто-либо когда-либо думал»

Когда пару десятилетий назад исследования аутизма начали действительно ускоряться, многие ученые подумали, что найти лекарство будет проще. Сегодня последние научные данные указывают на то, что нет единственного лекарства, но есть способы помочь аутичным людям вести более здоровую и счастливую жизнь и многое другое, что можно сделать, чтобы помочь.

«Я думаю, что, учитывая сложность и разнообразие причин и проявлений аутизма, попытки найти лекарство — это, вероятно, неправильный подход», — сказал исследователь аутизма и психолог Лен Аббедуто, директор Калифорнийского университета. , Дэвис, Институт MIND в Сакраменто.

По оценкам, 80 процентов случаев аутизма связаны с генетическими факторами и, как правило, передаются в семьях, но нет единого «гена аутизма», объяснил Аббедуто. Фактически, исследования показали, что более 100 генов, а может быть и более 1000, могут иметь значение.Исследователи также подозревают, что факторы окружающей среды, такие как воздействие инфекционных агентов, пестицидов или других токсинов во время беременности, могут играть роль.

«Ученые вкладывают много усилий в изучение генов, но мы также понимаем, что это намного сложнее, чем кто-либо когда-либо думал, когда они начинали», — психолог Энн Вагнер, национальный координатор по аутизму Министерства здравоохранения и человека США. «Услуги», — сказал он.

Весьма вероятно, что разные виды РАС имеют разные причины.

«Мы знаем, что это в высшей степени генетическое, мы просто не определили, как определенные виды генов могут взаимодействовать друг с другом или с другими факторами, вызывая расстройство аутистического спектра», — сказал Вагнер. «Аутизм — такое неоднородное заболевание, поэтому весьма вероятно, что существуют разные причины разных видов РАС».

Эти исследования происходят на фоне растущих споров о том, нужно ли вообще аутизм в лечении. Autism Speaks, правозащитная и исследовательская группа, основанная в 2005 году, удалила слово «лечение» из своей миссии в 2016 году.

«Вначале [исследователи] больше искали волшебную пулю, волшебную пилюлю. Мы искали ген аутизма и думали, что это в конечном итоге приведет к какому-то излечению от аутизма », — сказал психолог Томас Фрейзер, главный научный сотрудник Autism Speaks в Нью-Йорке. «Потом мы поняли, что мы далеко от базы».

Сосредоточение внимания на ранней диагностике

Теперь исследователи обратили большое внимание на выявление аутизма у детей как можно раньше в надежде на более раннюю терапию, чтобы попытаться изменить траекторию развития их молодого мозга.Хотя опытные врачи могут диагностировать аутизм у малышей в возрасте от 18 до 24 месяцев — при этом некоторые исследования показывают, что признаки обнаруживаются у детей в возрасте 6 месяцев — большинству детей диагноз ставится только в 4 года.

Катаржина Чаварска, профессор кафедры детская психиатрия, возглавляющая Центр передового опыта по аутизму Йельского университета в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, изучает признаки аутизма у младенцев. «Причина, по которой мы так много внимания уделяем ранней диагностике, заключается в том, что мы надеемся, что, вмешавшись на раннем этапе, мы сможем извлечь выгоду из все еще огромной пластичности мозга, которая присутствует на первом, втором и третьем году жизни», — сказала она.

По словам Чаварской, цель — «помочь облегчить симптомы и убедиться, что каждый ребенок с аутизмом полностью раскрывает свой потенциал».

Если вы пытаетесь избавиться от аутизма, вы пытаетесь избавиться от нас.

Врачи, например, хотели бы свести к минимуму любые умственные нарушения и помочь пациентам лучше общаться и улучшить социальные навыки. Они также хотят быстро выявлять и устранять любые заболевания, которые часто сопровождают аутизм, такие как судороги, желудочно-кишечные проблемы, нарушения сна, синдром дефицита внимания и гиперактивности и беспокойство.

Исследователи уже видят положительные результаты таких вмешательств, как поведенческое лечение и логопедия у детей ясельного возраста.

«Мы точно знаем, что интенсивное раннее вмешательство улучшает результаты для детей, поэтому, чем раньше мы сможем вмешаться, тем лучше», — сказал Аббедуто.

Идея лечения аутизма также стала очень спорной с ростом движения за нейроразнообразие, которое подчеркивает уважение и оценку всех людей такими, какие они есть, независимо от того, являются ли они «нейротипичными».

Лиззи Асеведо со своими сыновьями Омаром (слева) и Хорхе Рамиресом. Courtesy Лиззи Асевадо

«Слово на букву C привлекает большое внимание в обществе в целом, — сказал Майкл Мэлони, исполнительный директор Организации исследования аутизма. группа в Арлингтоне, штат Вирджиния, финансирующая исследования, направленные на улучшение повседневной жизни аутичных людей. «Наибольшее возражение вызывают люди с аутизмом, которые считают себя независимыми и компетентными и не считают себя сломленными и нуждающимися в исправлении.

Среди критиков — Джулия Баском, исполнительный директор Сети самозащиты аутистов, находящейся в Вашингтоне, округ Колумбия, группы, которой руководят аутичные люди, в том числе она сама.

«Самообороны в значительной степени преуспели в утверждении, что эта концепция лечения действительно оскорбительна», — сказала она. «Мы в порядке, нам просто нужна поддержка».

Bascom не против исследований и методов лечения, которые помогают аутичным людям, при условии, что они не пытаются лишить их аутичных черт.

«Если вы пытаетесь избавиться от аутизма, вы пытаетесь избавиться от нас, и это то, что наше сообщество принимает на личном уровне», — сказала она. «Безусловно, у многих из нас есть много сопутствующих состояний, таких как эпилепсия, которых мы не хотели бы иметь. Но мы не склонны так относиться к аутизму, и нас очень беспокоит, когда мы видим, что все эти деньги идут на факторы риска, причинно-следственные связи и генетику, а не на выяснение того, почему аутичные люди имеют более короткую продолжительность жизни или почему наши самоубийства в девять раз выше среднего, или как на самом деле выглядит аутизм у взрослых.

Некоторые из ее других вопросов включают в себя, почему девочкам и цветным людям ставят диагноз в более позднем возрасте, почему аутизм имеет так много сопутствующих состояний, почему люди с аутизмом по-разному реагируют на лекарства и почему они наносят себе увечья. поведение, такое как удары головой и царапины на коже.

Падение со скалы услуг

Подобно мальчикам Асеведо, все большее число подростков и взрослых живут в спектре аутизма, но Баском и другие говорят, что существует слишком мало исследований для понимания того, как аутичные люди страдают на протяжении всей их жизни. и как помочь им жить полной жизнью.Большая часть долларов на исследования аутизма в Соединенных Штатах идет на понимание биологических основ аутизма с целью диагностики и лечения маленьких детей.

Расходы на исследования аутизма в США составили более 364,4 миллиона долларов в 2016 году, последнем году, за который имеются данные, причем 80 процентов этих денег поступило от федеральных агентств и 20 процентов — от частных организаций. По данным правительственного Межведомственного координационного комитета по аутизму, из этих расходов только 2 процента были направлены на решение вопросов продолжительности жизни аутизма и 5 процентов — на услуги.Еще 35 процентов пошли на биологию, 24 процента на факторы риска, 16 процентов на лечение и вмешательства, 10 процентов на инфраструктуру и наблюдение и 8 процентов на скрининг и диагностику.

Пол Шаттак, директор программы исследований результатов жизненного пути в A.J. Институт аутизма Дрекселя в Филадельфии и член научного совета Организации по исследованию аутизма согласны с тем, что взрослым с аутизмом уделяется недостаточно внимания.

«Мы прилагаем много усилий для очень маленьких детей с аутизмом, но как общество мы как бы теряем мяч, когда эти молодые люди становятся молодыми», — сказал он.«Взрослым аутистам или их семьям действительно мало что нужно в плане услуг или даже думать, как поддерживать аутичных людей на протяжении всей жизни».

Нет точных цифр об общем количестве американцев с аутизмом, но по одной оценке 3,5 миллиона человек находятся в спектре аутизма, и число диагнозов увеличивается. По последним данным Центров по контролю и профилактике заболеваний за 2014 год, около 1 из 59 детей находится в спектре аутизма, по сравнению с 1 из 150 детей в 2000 году.Хотя некоторая повышенная распространенность может быть истинным увеличением случаев аутизма, CDC заявляет, что более широкое определение спектра аутизма и улучшенная диагностика, вероятно, способствовали увеличению числа случаев аутизма.

По последним оценкам Шаттака, от 70 000 до 80 000 или более молодых людей с аутизмом в год будут исполнять 18 лет. «Это почти миллион человек в течение следующего десятилетия», — сказал он, подчеркнув острую необходимость в исследованиях, направленных на улучшение здоровья и благополучия быть аутичными взрослыми.

Дети с аутизмом имеют право на услуги специального образования, пока они учатся в школе, и услуги могут длиться до 21 года, но после этого получить помощь становится труднее.«Когда подростки заканчивают среднюю школу, они падают с того, что называется обрывом услуг», — сказал Шаттак. «Когда дети не имеют права на специальное образование, им становится намного труднее найти помощь и услуги. И результаты для молодых взрослых и для взрослых, откровенно говоря, довольно мрачны ».

Хорхе (слева) и Омар Рамирес. Лиззи Асевадо

После окончания школы у большинства молодых аутичных взрослых нет работы, профессионального обучения или дополнительных возможностей для получения образования. Взрослые с аутизмом также изо всех сил пытаются найти независимые условия жизни, поддерживать дружеские отношения, участвовать в общественной деятельности или иметь достаточно денег, чтобы оплачивать свои потребности, сказал Шаттак, чей центр помогает аутичным людям и их семьям оформлять документы на Medicaid, Social Security, групповое жилье и более.Многие аутичные взрослые продолжают жить со своими родителями, что вызывает опасения по поводу того, что происходит, когда родители умирают.

Вагнер, национальный координатор по аутизму, согласен с тем, что необходимо проводить больше исследований аутизма на протяжении всей жизни, и сказал, что правительство пытается привлечь и профинансировать больше исследований в этой области.

Как и все родители, Асеведо хочет для своих детей самого лучшего. Но после того, как Омар и Хорхе заканчивают среднюю школу и службы специального образования заканчиваются, она задается вопросом — и беспокоится — о том, что ждет в будущем.

«Мне бы хотелось, чтобы еще немного денег было вложено в перевод молодых людей с аутизмом в наиболее независимую жизненную ситуацию, которую они могут получить», — сказал Асеведо. «Мне бы хотелось, чтобы деньги вкладывались в профессиональную подготовку, принимая навыки, которыми обладают эти дети — потому что у всех есть навыки, что-то, что они могут делать, — и просто по-настоящему совершенствуя их и делая этих детей продаваемыми, чтобы они могли получать какой-то доход . Есть что-то в получении зарплаты и в том, что ваше имя на нем, как взрослого, так много значит, и я уверен, что это будет много значить для моих детей.

Шаттак говорит, что помощь аутичным взрослым или людям с ограниченными возможностями в конечном итоге помогает всем.

«Наши организации и наши сообщества функционируют лучше, когда мы оставляем место для всех с любым уровнем подготовки», — сказал он. «Речь идет о том, чтобы помочь себе и помочь нашим сообществам стать лучше и качественнее для всех нас».

Следите за новостями NBC HEALTH в Twitter и Facebook.

Исследование показало, что раннее вмешательство высокоэффективно

SEATTLE, WASH.(29 ноября 2009 г.) — Новая программа раннего вмешательства для очень маленьких детей с аутизмом — некоторым из них всего 18 месяцев — эффективна для улучшения IQ, языковых способностей и социального взаимодействия, как показало новое всеобъемлющее исследование.

«Это первое контролируемое исследование интенсивного раннего вмешательства, подходящего для детей с аутизмом в возрасте до 2,5 лет. Учитывая, что Американская академия педиатрии рекомендует обследовать всех детей в возрасте 18 и 24 месяцев. для аутизма очень важно, чтобы мы могли предложить родителям эффективные методы лечения для детей этого возраста », — сказала Джеральдин Доусон, доктор философии.D., главный научный сотрудник Autism Speaks и ведущий автор исследования. «Начав лечение сразу после постановки диагноза у малыша, мы надеемся добиться максимального положительного воздействия вмешательства».

В исследовании, опубликованном сегодня в Интернете в журнале Pediatrics , изучалась методика раннего начала Денверской модели, которая сочетает в себе методы обучения прикладному поведенческому анализу (ABA) с подходами, основанными на развитии, «основанными на отношениях». Этот подход был новаторским, поскольку в нем строгость ABA сочеталась с игровыми процедурами, направленными на построение отношений с ребенком.Хотя самым маленьким детям в исследовании было 18 месяцев, вмешательство разработано таким образом, чтобы подходить для детей с аутизмом в возрасте 12 месяцев. Хотя предыдущие исследования показали, что раннее вмешательство может быть полезным для детей дошкольного возраста, вмешательства для детей младшего возраста только сейчас проходят испытания. Аутизм — это пожизненное расстройство психического развития, характеризующееся повторяющимся поведением и нарушениями вербального и социального взаимодействия. Сообщается, что от него страдает один из 100 детей в Соединенных Штатах.

«Мозг младенца довольно пластичен, поэтому с помощью этой терапии мы пытаемся извлечь выгоду из потенциала обучения, которым обладает мозг младенца, чтобы ограничить пагубные последствия аутизма и помочь детям вести лучшую жизнь», — сказала Салли Роджерс, профессор психиатрия и поведенческие науки, соавтор исследования и исследователь в UC Davis MIND Institute в Сакраменто, Калифорния. Роджерс и Доусон разработали это вмешательство.

Пятилетнее исследование проводилось в Вашингтонском университете (UW) в Сиэтле под руководством Доусона, в то время профессора психологии и директора университетского центра аутизма, в партнерстве с Роджерсом.Он включал терапию для 48 детей в возрасте от 18 до 30 месяцев с аутизмом и без каких-либо других проблем со здоровьем. Милани Смит, курирующая клинические программы UW Autism Center, осуществляла повседневный контроль.

Дети были разделены на две группы, одна из которых получала 20 часов вмешательства в неделю — два двухчасовых занятия пять дней в неделю — от специалистов UW. Они также получали пять часов в неделю терапии, проводимой родителями. Дети из второй группы были направлены на лечение в программы по месту жительства.За прогрессом обеих групп наблюдали исследователи UW. В начале исследования не было существенной разницы в функционировании между двумя группами.

По завершении исследования IQ детей в группе вмешательства улучшился в среднем примерно на 18 баллов по сравнению с чуть более чем четырьмя баллами в группе сравнения. В группе вмешательства также было улучшение восприимчивой речи (слушание и понимание) почти на 18 пунктов по сравнению с примерно 10 пунктами в группе сравнения.У семи детей в группе вмешательства были достаточные улучшения общих навыков, чтобы оправдать изменение диагноза с аутизма на более легкое состояние, известное как «всеобъемлющее расстройство развития, не указанное иначе» или PDD-NOS. Только у одного ребенка в группе вмешательства на базе сообщества был улучшен диагноз.

«Мы считаем, что группа ESDM добилась гораздо большего прогресса, потому что она включала в себя тщательно структурированное обучение и подход к обучению, основанный на взаимоотношениях, со многими, многими возможностями обучения, встроенными в игру, — сказал Роджерс.

«Вовлечение родителей и использование этих стратегий дома во время рутинной и повседневной деятельности, вероятно, являются важными составляющими успеха результатов и прогресса их ребенка. Исследование убедительно подтверждает положительные результаты раннего вмешательства и необходимость как можно более раннего начала. «Сказал Доусон.

В этом исследовании вмешательство проводилось в естественной среде малыша (в его доме) и проводилось обученными терапевтами и родителями, которые прошли инструктаж и обучение в рамках модели.

«Родители и терапевты проводили вмешательство, направленное на достижение индивидуальных целей для каждого ребенка, и совместно работали над улучшением того, как дети реагируют на социальную жизнь, играют с игрушками и общаются», — сказала Милани Смит, заместитель директора Центра аутизма Университета штата Вашингтон. соавтор исследования. «Родителей обучают стратегиям, позволяющим привлечь внимание детей и способствовать общению. Используя эти стратегии в течение дня, детям было предложено множество возможностей научиться взаимодействовать с другими.«

Среди других авторов исследования Джеффри Мансон, Джейми Винтер, Джессика Гринсон и Дженнифер Варли, все из Центра аутизма Университета штата Вашингтон или факультета психиатрии и поведенческих наук, а также Эми Дональдсон из департамента речи и слуха Государственного университета Портленда, Портленд Руда.

Исследование финансировалось за счет гранта Национального института психического здоровья (NIMH). NIMH также профинансировал испытание модели Early Start Denver на нескольких площадках, которое в настоящее время проводится в Вашингтонском университете, Институте UC Davis MIND и в Мичиганском университете.

См. Примеры метода ESDM здесь:
Метод EDSM — Видео 1
Метод EDSM — Видео 2
(Copyright 2009 UC Regents)

Об аутизме говорит
Autism Speaks — это крупнейшая в стране научная и правозащитная организация, занимающаяся вопросами аутизма, занимающаяся финансированием исследований причин, профилактики, лечения и лечения аутизма; повышение осведомленности о расстройствах аутистического спектра; и отстаивание потребностей людей с аутизмом и их семей. Autism Speaks ежегодно выделяет более 30 миллионов долларов на новые исследования аутизма, а также поддерживает Сеть лечения аутизма, Обмен генетическими ресурсами для аутизма, Сеть клинических испытаний аутизма, Программу лечения аутизма и ряд других научных и медицинских программ.

Об институте UC Davis MIND
Институт UC Davis MIND (Медицинское исследование нарушений развития нервной системы) в Сакраменто, Калифорния, был основан в 1998 году как уникальный междисциплинарный исследовательский центр, где работают родители, общественные лидеры, исследователи, клиницисты и волонтеры. вместе для достижения общей цели: исследования причин, методов лечения и возможных мер профилактики и лечения расстройств психического развития. Помимо аутизма, MIND Institute проводит крупные исследования в области синдрома ломкой Х-хромосомы, синдрома Туретта, хромосомы 22q11.2 делеционный синдром и СДВГ.

Можно ли вылечить ребенка с аутизмом?

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), не существует известных лекарств, которые могут вылечить аутизм. Однако существуют лекарства и стратегии лечения, которые могут помочь детям с аутизмом справиться с симптомами и лучше функционировать.

Вмешательства на основе антецедентов

Вмешательства на основе антецедентов (ABI) включают модификацию событий и ситуаций, которые предшествуют возникновению определенного поведения.Эти стратегические изменения призваны снизить вероятность возникновения проблем и повысить вероятность желаемых реакций и поведения. Эти методы лечения были разработаны в сотрудничестве с поведенческими психологами и специалистами по прикладному анализу поведения (ABA). Например, прерывание цепочки поведения используется для усиления целевого поведения, а импульс поведения используется для поощрения и усиления текущего поведения.

Мотивирующие операции (МО) приводят к мощному влиянию, создавая ситуацию, когда один стимул увеличивает ценность желаемого действия.Другие методы включают безошибочное обучение, изменение привычки, ритуальные действия, процедуры быстрого исчезновения и обогащение окружающей среды. Поощряются ритуальные и навязчивые действия, которые способствуют обучению, получению удовольствия и развитию, чтобы помочь детям с аутизмом справиться с повседневной жизнью.

Поведенческие вмешательства

Эти вмешательства уменьшают проблемное поведение и обучают подходящему альтернативному поведению, применяя основные принципы обусловливания и изменения поведения.Стратегии лечения, попадающие в эту категорию, представляют собой исследования из области поведенческой психологии и прикладного анализа поведения. Методы обучения базовым функциям включают отложенные непредвиденные обстоятельства, картирование непредвиденных обстоятельств, обучение обобщению и обучение функциональному общению. Например, карты непредвиденных обстоятельств помогают людям понять последствия поведения.

Этот когнитивно-поведенческий метод особенно полезен для обучения людей с аутизмом использованию соответствующего поведения в качестве альтернативы проблемному поведению.Эти карты последствий в основном представляют собой графические организаторы, которые наглядно объясняют поведение и последствия. Во-первых, необходимо четко определить поведение, которое необходимо изменить. Затем необходимо определить функцию поведения, например, выражение разочарования или несогласия. Наконец, создается карта непредвиденных обстоятельств с использованием графических символов и фотографий, чтобы представить, что происходит в результате нежелательного поведения.

Дополнительные методы

Вмешательства по моделированию полагаются на сверстников и взрослых, которые могут продемонстрировать желаемое поведение.Это можно сделать для простого и сложного поведения как с помощью моделирования в реальном времени, так и с помощью видеомоделирования. Этот тип вмешательства следует сочетать с другими стратегиями, такими как побуждение и подкрепление. В дополнение к этому, в естественных обучающих программах используются ориентированные на детей взаимодействия для моделирования функциональных навыков в естественной среде. Эти вмешательства должны включать стимулирующую среду, сверстников, которые моделируют, как играть, поощряя разговоры и выбор с естественными подкреплениями.

Методы обучения сверстников включают обучение детей без аутизма стратегиям игры и взаимодействия с детьми с аутизмом.Большинство из этих сверстников обычно являются братьями и сестрами или одноклассниками. Эти методы лечения плохо работают в одиночку, но хорошо работают с другими вмешательствами, такими как подсказки и самоуправление для сверстников. Помимо социальных взаимодействий, опосредованных сверстниками, вмешательство по лечению основного ответа (PRT) фокусируется на критических поведенческих областях, связанных с самоинициацией, ответной реакцией и мотивацией к участию в социальном общении. Это вмешательство направлено на участие родителей в процессе родов.

Ресурс по теме: 20 лучших программ прикладного анализа поведения

Хотя не существует идеальных лекарств или стратегии лечения, те, кто хочет вылечить аутизм, могут успешно справиться с ним с помощью научно обоснованных теорий и вмешательств.

Треть детей с аутизмом полностью излечимы — доктора

ЧАСЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Эксперты гражданского сектора обсуждают изменения, которые необходимы системе здравоохранения для лечения расстройства аутистического спектра на ранних стадиях.

Тридцать процентов детей с аутизмом можно полностью вылечить. Главное — вовремя диагностировать заболевание и начать лечение. Стоимость его также будет зависеть от возраста ребенка. «Если поставить правильный диагноз и начать лечение в возрасте 3–4 лет, ребенок полностью догонит сверстников, и никто никогда не подумает, что это расстройство когда-либо существовало», — сказал Владимир Стефанишин, директор ООО «ИГП» во время пресс-брифинг в Украинском кризисном медиа-центре.

У семилетней Оленьки появились признаки расстройства аутистического спектра, когда ей было четыре месяца, однако на тот момент врачи не смогли поставить правильный диагноз. «С четвертого месяца мы начали замечать некоторые признаки. Ребенок потерял какие-то навыки, перестала смотреть в глаза. Но врачи говорили, что ничего серьезного не происходит и нужно ждать. У ребенка появились типичные симптомы, когда ей было около тринадцати месяцев. Когда Оленьке было два года и 10 месяцев, этот диагноз поставили.[…] Мы не сдались и продолжили выяснять, что именно приводит к патологии », — сказал Алексей Егоров, отец ребенка.

Развитие аутизма вызвано различными генетическими нарушениями. Среди них дефицит фолатного цикла. «Если ребенку удастся пропустить этот этап, во взрослом возрасте у него могут возникнуть онкологические заболевания, а также иммунологические заболевания, такие как бронхиальная астма», — сказал Стефанишин. При этом вакцинация может служить лишь спусковым крючком. Такой же эффект может быть вызван гриппом или кишечными инфекциями.Среди признаков, указывающих на развитие аутизма у ребенка, — кожные высыпания, боли в суставах; 70-80 процентов из них имеют проблемы с пищеварением. «Все эти симптомы указывают на необходимость диагностики. Стоимость полного спектра диагностики составляет 3 тысячи гривен (эквивалент минимальной заработной платы), раннее лечение — 200 тысяч гривен, позднее лечение — 500 тысяч гривен », — сказал Стефанишин.

Квалифицированная помощь в Украине не стандартизирована. Врачи часто не согласовывают между собой программу лечения, это затрудняет комплексное лечение ребенка.«Нужен куратор, координатор, который вместе с родителями будет разрабатывать стратегию помощи. Ожидается, что в нем будет согласована медицинская, психологическая, педагогическая и социальная составляющие. В его основе должно быть всестороннее понимание повседневной жизни ребенка и того, как должно быть организовано социальное партнерство с реабилитационными центрами, школами и поликлиниками. Все, кто ухаживает за ребенком, должны четко понимать, над чем они работают и каковы признаки положительной динамики.Это очень ответственная командная работа, когда внимательно следят за результатами. Мы должны научиться так работать », — сказала Татьяна Скрипник, кандидат психологических наук, профессор Киевского университета имени Бориса Гринченко.

В настоящее время семьи, в которых есть дети с особыми потребностями, нуждающиеся в лечении, рассчитывают на финансовую помощь со стороны благотворителей. «В Украине таких семей довольно много, и все они нуждаются в помощи и поддержке, но им трудно выйти на широкую общественность.[…] В Украине нет четкого механизма исполнения законов. Они сформулированы, но не соблюдаются на практике. Конвенция о правах ребенка не выполняется должным образом. Украина делает недостаточно для защиты прав детей. Семья Оленьки стала жертвой этой ситуации. Необходимо провести медицинскую реформу, чтобы государство покрывало 50% расходов на лекарства и лечение. Для таких семей необходимо повысить стандарты государственной финансовой поддержки », — Кристиан Алексей Янер, президент общественной организации« Украинская социальная коалиция ».При этом в 2016 году в бюджет Минздрава вернулось 13 млн грн, так как они не были потрачены на нужды детей с аутизмом. «В Украине нет ни образования для детей с аутизмом, ни реабилитационных центров. Все объекты не связаны друг с другом », — добавила Юлия Павловская, основатель общественной организации« Особенная мама ».

Контактная информация и номера счетов для сбора средств по теме:

Папа ребенка: Егоров Алексей тел.: +38 (066) 700-21-24, эл. Почта: [электронная почта защищена]

Мать ребенка Егорова Наталья Валерьевна, тел .: +38 (093) 461-30-93, e-mail: [адрес электронной почты защищен]

Банковские счета для пожертвований (на имя матери):

ПриватБанк (грн) — 5168755611751740

ПриватБанк (USD) — 5168745011992168

ПриватБанк (EUR) — 5168745011992143

Просмотр галереи

1 изображение

причин и средств лечения аутизма — детский аутизм, Великобритания

Что вызывает аутизм?

В настоящее время точно не известно, что вызывает аутизм, хотя широко распространено мнение, что он является результатом взаимодействия между экологическими и генетическими факторами. Это означает, что ребенок может родиться с уязвимостью к развитию аутизма, который позже будет вызван физическими факторами окружающей среды. 5

Теории причин приводят к вмешательству

За прошедшие годы появилось много теорий о причинах аутизма. В 1950-х и 60-х годах считалось, что причиной аутизма является холодное воспитание. Это привело к продвижению «удерживающей терапии», подхода, при котором мать держит своего ребенка в течение длительного времени и заставляет смотреть ему в глаза, чтобы исправить предполагаемое расстройство привязанности.В то время как дети, подвергавшиеся лечению, сообщали об ужасных страданиях в результате, задействованные специалисты упускали из виду тот факт, что у родителей также были дети, у которых не было аутизма.

Хотя эта теория и вмешательство давно опровергнуты, в «Исследовательском аутизме» в настоящее время перечислено 123 различных вмешательства при аутизме, и почти все они являются результатом теории о возможной причине.

За прошедшие годы появилось и исчезло множество теорий (и вмешательств). Заметным исключением является EIBI (раннее интенсивное поведенческое вмешательство).В этом подходе используются методы ABA (прикладного анализа поведения) для помощи детям с аутизмом. Этот метод лечения имеет самую высокую доказательную базу и является одним из немногих, которые не были разработаны на основе теории причины. Узнайте больше об ABA и аутизме.

Можно ли вылечить аутизм?

Аутизм — это пожизненное заболевание, которое в настоящее время невозможно вылечить.

Однако аутизм поддается лечению, и при правильном раннем вмешательстве качество жизни большинства детей значительно улучшается, и многие дети учатся самостоятельно функционировать в обычной школе.

Child Autism UK специализируется на помощи детям с диагнозом аутизм в полной мере раскрыть свой потенциал. Это вмешательство работает путем улучшения интеллектуального, академического, социального и эмоционального поведения, чтобы дети могли лучше использовать образовательные и социальные возможности, доступные в обществе.

Вы можете прочитать историю Сэма. У Сэма были многие черты аутизма, но теперь он ходит в школу и является частью своего класса, даже играя в футбольной команде.

Детский аутизм в Великобритании всегда предупреждает родителей, чтобы они опасались профессионалов, которые могут утверждать, что «вылечивают» или «выздоравливают» детей, с которыми они работают, но, как показывает история Сэма, многое можно сделать, чтобы помочь детям стать активными членами своего сообщества семья. Узнайте больше об эффективном раннем вмешательстве, обычно называемом ABA.

5. Deth, R et al (2008). Как факторы окружающей среды и генетические факторы объединяются, чтобы вызвать аутизм: гипотеза окислительно-восстановительного / метилирования, NeuroToxicology 29 (2008) 190–201.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *